Лица

Интервью Владимира Резниченко

19 мая 2016

Претендент на место в Госдуме РФ ответил на вопросы редакции и читателей.


Владимир, горожане часто отмечают, что узнали о вас только перед праймериз, а раньше ничего не слышали. Расскажите о себе.

Мне 29 лет, я коренной комсомольчанин — родился здесь и вырос, мои родители тоже из Комсомольска. Женат, воспитываю двоих детей. В 2005 году окончил Комсомольский-на-Амуре техникум легкой промышленности по специальности «Экономика, бухгалтерский учет», квалификация «Бухгалтер». В 2008 году получил диплом Хабаровской государственной академии экономики и права по специальности «Бухгалтерский учет, анализ и аудит», квалификация «Экономист», а в 2011 году прошел обучение по программе подготовки управленческих кадров для организации народного хозяйства Российской Федерации, по направлению инновационный менеджмент, там же в Академии экономики и права.

С 2007 года являюсь директором ООО «Бухгалтерская Контора». Мы оказываем услуги малому бизнесу по бухгалтерскому и налоговому сопровождению.

По результатам 2008 года я победил в конкурсе «Лучший молодой предприниматель Хабаровского края». После этого меня пригласили в совет по предпринимательству, где я до сих пор и состою. С 2012 года возглавляю Молодежный сектор при Совете по предпринимательству при главе города. В 2014 году я попробовал свои силы во всероссийском конкурсе «Молодой предприниматель», победил на региональном уровне.

Активно занимаюсь общественной работой. Если где-то могу быть полезен, то стараюсь в этом участвовать. Принимал участие в борьбе с наводнением в 2013 году, был награжден за это медалью. С 2014 года являюсь общественным помощником уполномоченного по защите прав предпринимателей в Хабаровском крае.

В целом, вся моя предпринимательская и общественная деятельность, так или иначе, связана с малым бизнесом. Я считаю, что малый бизнес очень нужен городу, люди в первую очередь видят работу малого бизнеса — они ходят в магазины, кафе и так далее. Это то, с чем горожане сталкиваются ежедневно.

В конце 2015 года меня пригласили на заседание с участием члена Совета федерации от Хабаровского края Виктора Озерова. Он рассказал, что 18 сентября 2016 года будут выборы в Государственную Думу, а перед ними 22 мая партия «Единая Россия» проведет предварительное голосование, чтобы определить наиболее достойных кандидатов (найти свой участок можно на этом сайте). Партия в данном случае говорит: мы не будет выдвигать тех людей, которых определим сами в своих кабинетах, а спросим мнение у граждан. Это значит, что в предварительном голосовании может поучаствовать любой гражданин, даже беспартийный — как я.

А вообще к «Единой России» вы как относитесь?

Я на сегодняшний день не член партии — я всего лишь ее сторонник. Мне, как и многим, тоже не нравятся некоторые законы, которые приняты благодаря партии. Но я понимаю, что в какой-то мере они необходимы. И если ты что-то хочешь изменить, то это можно сделать, только находясь внутри законодательного органа. Поэтому я и решил выдвинуть свою кандидатуру.

Можно поподробнее об общественной деятельности? Какие-то примеры, достижения.

Например, в совете по предпринимательству я возглавляю проект «Предпринимательские классы». 10-11 классы могут быть профильными, в них мы и рассказываем о предпринимательстве. Главная задача этого проекта — популяризация предпринимательства и малого бизнеса. Я могу долго рассказывать о том, почему он важен. Возьмем хотя бы то, что треть городского бюджета формируется за счет отчислениймалого бизнеса. Но люди не всегда адекватно воспринимают этот институт.

Кроме того, эти курсы дают много общих полезных знаний. Ведь кто такой предприниматель? Это человек, который эффективно распоряжается ресурсами. Любыми — денежными, временными, человеческими, информационными, знаниями. Понимать, как это происходит, очень важно.

Поэтому мы рассказываем детям, что такое предпринимательство, как оно устроено. Очень много говорим об историях успеха, о том, как некоторые ныне очень успешные бизнесмены начинали с чего-то очень маленького и смешного. Летом школьники проходят практику, смотрят, как бизнес устроен изнутри, готовят и защищают проекты. Мы, конечно, не рассчитываем на серьезные бизнес-планы и их реализацию, но иногда идеи действительно бывают интересными.

Вот в министерстве образования сейчас говорят, что детей нужно учить предпринимательству, чтобы они были смелее и активнее, в Хабаровске об этом тоже много говорят. А в Комсомольске проект работает уже три года. И к нему подключаются КнАГТУ и АмГПГУ: дети посещают университеты, технопарки, лаборатории — это будущие абитуриенты, поэтому вузы очень заинтересованы.

Как общественный помощник уполномоченного по правам предпринимателей я веду прием представителей бизнеса, если у них есть какие-то жалобы. Их можно подавать через интернет или лично. Первый вариант подходит не всем, а лично не у всех есть время ехать в Хабаровск, поэтому я принимаю жалобы здесь, в Комсомольске-на-Амуре. Сейчас стоит вопрос о том, чтобы открыть в Комсомольске полноценную общественную приемную.
Как общественный помощник уполномоченного по правам предпринимателей я веду прием представителей бизнеса, если у них есть какие-то жалобы. Их можно подавать через интернет или лично. Первый вариант подходит не всем, а лично не у всех есть время ехать в Хабаровск, поэтому я принимаю жалобы здесь, в Комсомольске-на-Амуре. Сейчас стоит вопрос о том, чтобы открыть в Комсомольске полноценную общественную приемную.

Так же в 2015 году я был организатором первой, в нашем городе, выставки «Дни малого и среднего бизнеса в Комсомольске-на-Амуре». Это мероприятие проходило в сфере «Бизнес для бизнеса» для информирования предпринимателей о том, какие услуги и товары есть у нас в городе. В рамках выставки прошли бесплатные семинары и демонстрации успешных предприятий, награждение главой города победителей конкурса «Лучший предприниматель года».

Почему вы собрались именно в Госдуму? Почему не в городскую думу два года назад и не в краевую?

Во-первых, это совершенно разные уровни. Большинство реально влияющих на жизнь законов принимается на федеральном уровне. Во-вторых, на меня действительно сильное впечатление произвело выступление Озерова. Все понимают, что нужны изменения. Но когда это говорит чиновник высочайшего уровня, мол, ребята, государству нужны новые люди, молодые и активные — невольно примеряешь это на себя. Поэтому я решил попробовать, насколько это вообще реально.

И потом, кто сейчас представляет Хабаровский край в Госдуме? Это люди, которые уже очень давно не живут здесь, некоторые лет по 15. Извините, но здесь жизнь меняется. А иные — и не жили здесь никогда.

Ну и почему еще я иду туда с определенной смелостью — сейчас на Комсомольск и Хабаровский край обратили серьезное внимание на федеральном уровне. И на этой волне надо не только развивать промышленность в городе, но и повышать уровень жизни комсомольчан.

Не всем сегодня понятно, зачем нужно идти на это голосование и выбирать кого-то из кандидатов. Многие думают, что результаты (вплоть до осенних выборов) предопределены. Можете как-то прокомментировать? Что должно мотивировать граждан к участию в процедуре выбора?

Многие люди сейчас считают, что нет смысла ходить на выборы, и все уже заранее предрешено. Но я с этим не согласен. Конечно, придете вы на выборы или нет, — они все равно состоятся. Но тогда может получиться, что меньшинство выберет за всех. А мы опять будем сетовать, что нечего хорошего не происходит. Предварительное голосование в таком виде проходит впервые, и у нас с вами есть возможность выбрать человека от нашего города. Выбор сделаете именно вы. Можно долго ругать власть и нашу политическую систему. Но я предлагаю оценить ту возможность, которую дает предварительное голосование, потратить немного своего личного времени 22 мая и дать начало положительным переменам, выбрав кандидата от нашего города.

Давайте перейдем к вашей предвыборной программе. Что конкретно вы собираетесь, пройдя в Госдуму, предлагать?

Проблем крайне много, и о них очень долго можно говорить. При этом надо понимать, что есть проблемы местного, краевого и федерального уровня. Я собираюсь решать местные и краевые проблемы, но с федерального уровня.

Первое, что я собираюсь продвигать, это вопрос северных льгот. Все знают, что наша территория относится к районам Крайнего Севера. Все мы получаем северные льготы. Их немало, но только часть из них работает, а часть не работает вообще. Что в большинстве случаев работает — это дополнительные к отпуску 16 дней: 28 дней по закону положено всем, еще 16 дней — северные. Эти дополнительные 16 дней предоставляет как правило даже малый бизнес. Женские часы — уже не везде.

Но основной вопрос — это северные надбавки, районные коэффициенты. Они у нас должны быть — от 70 до 100 процентов. Эти надбавки должны делать нашу зарплату выше.

Почему наши доходы должны быть выше? Привожу простой пример. У меня двое детей. Детям нужна легкая одежда — на лето, что-то вроде куртки или легкого пальто — пока еще не выпал снег, и очень теплая одежда — на всю долгую зиму. Три комплекта — и это не шик, это норма.

Или взять автомобилистов. Сколько раз мы греем машину? Каждые полтора-два часа. Сколько раз ее греют во Владивостоке, Новосибирске и дальше на Запад? Значительно меньше. Везде зимы и заморозки. Но у нас зимы очень долгие.

И с продуктовой корзиной та же ситуация. У нас продукты дороже не потому что предприниматели жадные. Это объективная экономическая составляющая. Не надо ждать чудес — они всегда будут дороже.

Поэтому мы здесь больше тратим денег. Даже по сравнению с Хабаровском. Если, грубо говоря, на 30 тысяч рублей в Хабаровске молодому человеку хватит пожить и еще пару раз сходить в развлекательное заведение, то в Комсомольске уже нет. Поэтому и уровень отдыха, развлечений, интересности жизни в Хабаровске значительно выше, чем тут. Их зарплат на это хватает, а наших — нет. У меня сотрудница недавно сказала, что собирается уезжать под Краснодар: она там получит такую же зарплату, также будет платить за аренду квартиры, но там легче и теплее. При этом она не говорит, что здесь плохо. Многим нравится здесь жить. Но зарплата тут должна быть выше.

Поэтому северные льготы должны стать нашим существенным преимуществом. Их выплачивают, но чаще всего это делается так: устанавливают рыночную зарплату, которую могут платить, которая более-менее похожа на среднюю по стране — например, двадцать тысяч. А потом ее делят на два, чтобы двадцать получилось уже совокупно с северными льготами. А должны северные начислять плюс к этим двадцати. Работодателям это невыгодно, они просто не способны здесь столько платить, взять и поднять зарплаты в полтора раза. Поэтому северные льготы должны оплачиваться сверху, из федерального бюджета.

Тема бюджетной компенсации северных льгот обсуждается очень много лет. Но с места ничего так и не сдвинулось.

Я точно знаю, что несколько лет назад уполномоченный на Дальнем Востоке по правам предпринимателей, выступая перед Владимиром Путиным, озвучивал проблему северных льгот. Президент сказал: да, эту проблему нужно решать. В июне прошлого года уже премьер-министр Дмитрий Медведев поручил правительству проработать этот вопрос. Но опять тишина. Можно, конечно, обвинять наших руководителей. А можно сделать по-другому: кто-то должен на федеральном уровне, услышав такие речи, ходить и задавать вопросы, писать письма, бить в одну точку — почему не отработаны поручения. Кто-то должен эту тему постоянно поднимать. Этим я и намерен заняться.

Найдутся ли деньги для реализации таких идей? Российская экономика сегодня переживает не лучшие времена.

Во-первых, надо понимать, что эта инициатива требует большой работы. Это нужно просчитывать — с экономистами, специалистами в других областях. Например, есть много различных программ поддержки — может быть, стоит от каких-то плохо работающих отказаться, но сделать одну, которую люди реально ощутят. Нужно сделать так, чтобы эти меры были и населению полезны, и могли экономический эффект давать. Например, в виде того же притока населения сюда, где сконцентрированы важные для страны производства. И я убежден, что люди сюда поедут, если северные льготы действительно начнут реально работать.

Во-вторых, я предлагаю эти меры опробовать на уровне Комсомольска. В этих масштабах для государственного бюджета это будут не такие большие затраты. Зато можно будет посмотреть: работает этот механизм или нет, стоит его распространять далее на другие города и регионы или не стоит.

С льготами разобрались. Вы еще предлагали, как я понимаю, воссоздать что-то вроде советского распределения выпускников на Дальний Восток.

Нам нужны люди. Что бы мы тут ни построили, это не будет востребовано в должной мере, если здесь не будет людей. И если первый пункт моей программы предлагает способ удержания здесь людей, то второй — это способ привлечения молодежи из других регионов.

Я предлагаю в других регионах создать в высших и средних специальных учебных заведениях бюджетные места с обязательной последующей отработкой на Дальнем Востоке. Потому что уже сейчас мы сталкиваемся с дефицитом кадров: если раньше я искал бухгалтера и выбирал из 15 резюме, то теперь только из пяти — и еще повезло, если попался кто-то подходящий.

Сейчас из-за нехватки кадров предприятия предлагают дополнительные преференции приезжим (подъемные, льготное жилье, более высокая зарплата). Это несправедливо по отношению к тем, кто вырос в этом городе, выучился и остался здесь работать. А мое предложение по отработке на Дальнем Востоке сможет решить проблему дефицита кадров, но при этом не создаст неравных условий.

Поэтому нужно сформировать перечень профессий, которые здесь очень нужны, и привлекать молодежь таким образом по всей стране. И ребенок, поступая в ВУЗ, сразу бы знал, что на Дальнем Востоке он точно найдет работу; а тут еще и реально работающие северные льготы — и вроде уже совсем не страшно сюда ехать.

Причем к этой программе можно подключить даже тех, кто уже учится на четвертом курсе, чтобы они перевелись на бюджетное обучение, но с обязанностью отработать потом на Дальнем Востоке.

И, разумеется, нужно предусматривать санкции, если человек отказывается от отработки, — компенсацию стоимости обучения, штрафы и так далее.

У вас еще часть программы связана с развитием благоприятной среды для бизнеса.

Во-первых, лучшее, что можно сделать для бизнеса, — это не трогать его. Оставить в покое лет на десять. Понятно, что нужны проверки и тому подобное, но хотя бы не меняйте правила игры.

Во-вторых, я предлагаю предоставить местным предприятиям небольшие преференции при участии в аукционах на госзакупки. Сегодня эти аукционы по 44-ФЗ устроены так, что побеждает тот, кто предлагает ниже стоимость требуемого товара или услуги. И комсомольские предприятия постоянно проигрывают в этих конкурсах.

Дело в том, что местные предприятия несут дополнительные затраты, которых в других регионах нет: северные льготы, высокие энерготарифы, высокие транспортные издержки и прочее. Эти расходы предприятиям приходится учитывать при формировании себестоимости своих товаров и услуг. И если у нас в эту себестоимость северные льготы (которые, как мы уже говорили выше, лежат именно на плечах предприятий) включены, то в том же Хабаровске — нет. В итоге у хабаровских конкурентов цена ниже, они выигрывают. А наши местные лишаются госзаказа.

Мы с одним предпринимателем, который занимается металлоконструкциями, на примере хоккейной коробки считали, какую долю в себестоимости составляют эти льготы, которых в соседнем Хабаровске нет. Получилось, что на 20-30 процентов себестоимость его услуг выше, чем у соседей. Именно за счет того, что он выполняет свои обязательства по северным льготам перед сотрудниками. Я ни в коем случае не предлагаю отменить, например, дополнительные северные дни к отпуску, которые отражаются на себестоимости. Понятно, что они должны быть. Но я предлагаю давать комсомольским предприятиям на этих аукционах какую-то скидку, которые будут повышать их конкурентоспособность. Например, десять процентов: стоимость контракта сто рублей, местный предприниматель предложил 90, конкурент с другого региона предложил 85, но за счет этих десяти процентов аукцион выигрывает местный производитель.

Это приведет к тому, что все начнут здесь регистрировать свои фирмы.

Пускай. Часть налогов будет оставаться в городе. Это тоже плюс.

И потом, не надо делать эти преференции для всех предприятий, нужно только для части, для отдельных отраслей. Для каких именно — тоже нужно думать, анализировать, считать. Я готов этим заниматься, но для этого нужны колоссальные объемы времени и сил. Поэтому опять же именно Госдума — это именно тот уровень, который позволяет заниматься такими вопросами.

И кстати, подобные меры уже приняты в отношении Крыма. То есть шансы есть, если этим заниматься и лоббировать.

Что еще важного для Комсомольска есть в ваших планах?

Проблем очень много. И экология, и парки, и дороги. Вообще, я про дороги сознательно практически не говорю. Сами специалисты в области дорожного строительства открыто заявляют: да, есть более современные технологии, но мы не можем их применять, потому что для этого нужно менять ГОСТы. А ГОСТы опять же где меняются? На федеральном уровне.

Есть, я считаю, очень важный вопрос, связанный с безопасностью. Сейчас у нас планируется множество строек. Всем известно, что на стройки у нас привлекают зачастую иностранную рабочую силу. И нередки конфликты между коренным населением и приезжими. Сейчас у нас иностранцев совсем немного. Но я вспоминаю, как ездил на сессии в Хабаровск: утром садишься в автобус, переполненный китайскими рабочими, вечером они обратно едут. Целый автобус. У нас сейчас такого нет, но что будет дальше, мы не знаем. И наши горожане, наверняка, психологически к этому не очень готовы. Поэтому городу нужно озаботиться вопросами безопасности — внедрить систему уличного видеонаблюдения.

Мы собирали для вас вопросы в соцсетях. Некоторые, конечно, не вполне понятно, почему адресуют лично к вам, но все же. Например, людей интересует, что вы думаете о судьбе Амурметалла.

Амурметалл является крупным промышленным предприятием города. И его работа важна для нас. Я убежден, что ситуация с простоем столь дорогостоящего и уникального оборудования недопустима. Насколько я знаю, сейчас идет поиск инвестора, который бы выкупил на аукционе предприятие и смог запустить его в работу. При этом параллельно пытаются решить вопросы о снижении энерготарифов для завода (так как печи работают на электричестве) и обеспечении стабильных поставок металлолома для переработки. Я надеюсь, что выход из данной ситуации будет найдет как можно быстрее. Если я стану депутатом Государственной Думы, то я со своей стороны постараюсь приложить все силы, чтобы Амурметалл смог работать и платить людям заработную плату.

Еще один вопрос от горожан. Каково ваше отношение к федеральной инициативе раздавать на Дальнем Востоке бесплатные гектары?

Закон о выделении бесплатного гектара это новый и уникальный опыт для нашей страны. Очень много скепсиса присутствует по этому поводу. Но есть много людей, готовых получить гектар земли и попробовать реализовать свои проекты. Я считаю, что у данной инициативы есть большой потенциал. Если люди из других городов захотят получить гектар и приехать к нам — это только плюс. Сейчас идет активное обсуждение, как реализовать потенциал закона о гектаре, планируется обмен идеями и предложениями во время проведения молодежного форума «Амур». Так что, я думаю, мы с вами увидим положительный результат.

Что делать, чтобы поднять Дальний Восток с колен? Собственно, пункты вашей программы так или иначе касаются этого. Но может быть, что-то еще есть добавить?

Добавлю, что в настоящий момент подписано распоряжение Правительства РФ о комплексном развитии Комсомольска-на-Амуре. В данном распоряжении предусмотрены конкретные меры в виде строительства объектов инфраструктуры, спортивных и социальных объектов.

Сразу несколько вопросов про контроль. Спрашивают, какие нужно принять меры для контроля деятельности управляющих компаний. Также спрашивают про контроль ОМС (видимо, обязательного медицинского страхования), чтобы каждый гражданин мог отследить использование ОМС. И про контроль деятельности исполнительных органов власти, в частности, губернатора и главы города.

Начну с контроля деятельности управляющих компаний. Это и сейчас могут делать собственники жилья. Управляющая компания обязана по запросу жильцов предоставлять информацию и выполнять требования. Я согласен, что не всегда на деле все легко получается. Часто управляющие компании стараются избегать выполнения поставленных задач. Но при этом если жильцы требуют, то УК должна выполнить их требования, если они законны и обоснованы. У меня у самого был опыт долгих переписок с УК, но я смог добиться от них результатов. Тут больше вопрос об информированности граждан о их правах и возможностях.

Добавлю, в нашей редакции почти все сотрудники состоят в непрерывной переписке с управляющими компаниями и административными органами. Если приловчиться это делать, то не так уж и сложно. И эффект действительно есть. И его было бы больше, если бы этими вопросами занимался каждый.
Далее про ОМС и власти.

Если честно, про ОМС не совсем понял вопрос. Если имеется в виду обязательное медицинское страхование, то это ведь не накопительная система по каждому гражданину. На самом полисе никаких денег нет. Полис просто подтверждает ваше право на перечень бесплатных медицинских услуг. А в общем смысле, расход всех средств обязательного медицинского страхования контролируют сразу несколько органов власти — вплоть до Счетной палаты РФ.

Но, возможно, я как-то неверно понимаю этот вопрос. Автор может задать мне его в уточненной форме, например, через ту же соцсеть, и я подготовлю ответ.

Что касается контроля деятельности главы города и губернатора. В их обязанности входит отчитываться о проделанной работе, и депутаты, избранные самими гражданами, могут выносить оценку их действиям. Так что контроль возможен и существует и сейчас. Не так давно губернатор отчитывался перед законодательной думой. И какую оценку работе выставляют депутаты как представители людей, которые их выбрали, тоже можно узнать.

Еще предлагают пересмотреть регулирующий госзакупки 44-ФЗ, «так как по этому закону закупки и тендеры становятся абсурдными», — пишет горожанин. Про закупки у вас опять же в программе есть.

Я работаю с 44-ФЗ и не согласен, что закупки и тендеры становятся абсурдными. Я бы сказал, что закон не идеален, и есть моменты, которые требуют внимания. 29 июня в Комсомольске будет проходить круглый стол, на котором я буду модератором по вопросам работы с 44-ФЗ и 223-ФЗ. Мы будем с представителями бизнеса и власти обсуждать сложные моменты в работе с данными законами. По результатам круглого стола подпишем резолюцию с рекомендациями по данным вопросам. Надеюсь, что получится добиться положительных изменений.

Еще спрашивают: у нас рядом ГЭС, а мы платим за электроэнергию больше, чем покупающий ее у нас Китай. Почему?

Вопрос определения величины энерготарифов у нас регулируется законодательно. Стоимость электроэнергии определяют с учетом затрат естественных монополий. И тут уже надо задавать вопрос представителям энергетических компаний, почему так получается. Но я знаю, что сейчас на уровне правительства страны идет проработка вопроса о снижении энерготарифов для Дальнего Востока. Так что, надеюсь, в скором времени этот вопрос будет решен в положительную для нас сторону.

«Куда вы все деваетесь после выборов?» — интересуется комсомольчанин.

Это хороший вопрос, и я понимаю, почему люди задают его.

Но лично я никуда не денусь. Это мои первые выборы, и меня нельзя обвинить, что я куда-то пропадал. Если вы имеете в виду действующих депутатов, то этот вопрос надо задавать именно им. В настоящий момент я пытаюсь встретиться как можно с большим количеством людей, донести информацию о себе и своей программе. И я обещаю, что в случае если меня выберут 22 мая, а, впоследствии, и 18 сентября, я буду использовать все возможные средства, личные встречи, СМИ и интернет-ресурсы, чтобы люди знали, что я делаю, чтобы могли мне задать вопросы и получить ответы. Я не собираюсь исчезать. Мне потом еще жить в нашем городе и смотреть в глаза людям, которые меня поддерживают.


19 мая 2016